Вслед за старыми фотографиями Одессы решил выложить пару материалов, посвященных Киеву. Прежде всего, несколько картинок из журнала Крокодил 1939 года. Вот такая иллюстрация изображала выпуск, частично посвященный Киеву.

Как гласит подпись, на верхней картинке изображен Киев, если смотреть на него невооруженным взглядом, а на нижней — таким, как враги его видят в бинокль. Любопытно, что ощерившиеся в небо жерла орудий, которые в наше время изображались исключительно в связи с «натовской военщиной», в довоенном плакатном символизме несли совершенно иные ассоциации.

В номере размещено несколько коротеньких заметок на тему Киева, написанных Ефимом Зозулей, одним из основателей журнала Огонек. Приведу одну из них, которая называется «Красная армия».

По Крещатику идет отряд Красной Армии. Играет музыка. Вдоль тротуаров, в окнах, на балконах киевляне, киевлянки. На тротуаре, среди прохожих старый арсенальский рабочий: он помнит трупы своих товарищей, сотни трупов… Горький ком подступает к горлу… Нет, больше этого не будет, не может быть!
— Да здравствует Красная Армия!— кричит он вместе с другими и машет кепи.

Вероятно, этот «старый арсенальский рабочий» являлся местной разновидностью «старого петроградского рабочего», в старых фильмах изображавшегося с хитрым прищуром за стекляшками очков. Только непонятно, почему это у него вместо пролетарской кепки вдруго оказалось какое-то нэпманское кепи…

Политическая карикатура на украинскую тему:

Еще одна заметка под название «Житы»:

В деревне Белобородке, под Киевом, 8 июня было предвыборное собрание четырех колхозов — встреча с кандидатом в депутаты Верховного Совета УССР академиком А. А. Богомольцем.
— Цей людына,— говорил один нз колхозников, указывая на будущего депутата,— ученый, биолог, он много работает над вопросами продления человеческой жизни.
Колхозник горячо доказывал, что людям надо жить дольше. Стояла серьезная, напряженная тишина.
— Скильки может жить людына? — говорил он.— Долго жить хочем!
— И будем! — откликались люди, а вслед за ними — звонкое лесное эхо.

Очень забавно, что колхозник, который путает род (правильно — ця людина), вдруг переходит на этакую наукообразную речь, а затем опять возвращается к какому-то дикому суржику.

Кстати об «Огоньке». Также посвященная Киеву фотоподборка из этого журнала, но уже 60-х годов.

Ну и еще один рассказик упомянутого Ефима Зозули, посвященный Крещитику:

Крещатик — это длинный колодец, разлегшийся почти через весь город. На Васильковской он немного подогнул ноги, а мохнатую голову Владимирской горы свесил над Днепром. Руки протянул по зеленым его берегам, и широкие ладони распростер у светлой воды широкими пляжами.
Ему больше тысячи лет, но он молод, а за последние годы хорошо оделся: на нем костюм из асфальта, украшенный зеленой гирляндой лип, на нем красивые пуговицы новых киевских фонарей. Оттопыренные крутые карманы его переулков полны всякой всячины: и ценными вещами, и фруктами, и сластями. Он обут в стальную броню заводов. Он окружен букетами садов и парков. Ему очень неплохо живется, этому парню.
Лучше его не трогать. Не любит он этого. Пусть только попробует кто-нибудь помешать его покою — не поздоровится.

Про крутый карманы переулков сказано неплохо — видно в отличие от вышеприведенных заметок тут уж автор не халтурил.  Ну а на картинке — этот самый Крещатик. Вот только деревья смахивают на какую-то тропическую растительность. А на Крещитике, уж будьте уверены, пальмы не растут.

Комментировать

Ваш email не будет опубликован