Павлик Морозов и другие пионеры

Подобные книги, наверное, имелись в каждой семье, где был ребенок школьного возраста. Откуда они брались — загадка. Мне сложно представить дитятю, которое добровольно просило бы родителей купить такую литературу. Может родители сами, толком не понимая, что интересно их ребенку, покупали первую попавшуюся толстую книгу в детском отделе книжного магазина? Например, в качестве подарка за успешное окончание учебного года? А бедный ребенок с кислой миной вертел в руках этот презент, не зная куда его подальше засунуть? Нет, вряд ли родители могли быть столь черствы по отношению к собственному чаду. Скорее это какие-нибудь дяди-тети-соседи-дальние родственники могли преподнести такой чудесный подарок.

Такие книги были совершенно нечитабельны. По сути, они представляли собой этакий официоз для детей — тексты о неких примерных ребятах, которые активно участвуют в жизни пионерской дружины, болеют всем сердцем за интересы отряда и радуют своих учителей и наставников. У этих ребят был только один недостаток — кроме как на страницах подобных книг их трудно было встретить где-то еще. Разве что, в передовицах «Пионерской правды». Авторы этих текстов таких ребят также, наверняка, встречали очень редко, а потому писали свои статьи сухим и шаблонным языком, который гарантировал их нечитаемость детской аудиторией.

Зато сейчас полистать подобные книги — очень даже интересно.

Титульная страница книги под названием «Всегда готов!»

А это фото тех самых образцово-показательных ребят. Я понимаю, что это живые настоящие дети, не манекены, но в жизни я лично не встречал таких поварят или юных пожарных.

Это уже другая книга, из разряда «пионеры — герои». Такие уже можно было и почитать. В них все же помимо официоза содержались и истории с человеческими героями.


Хотя, ясное дело, и тут было полно официоза, морализаторства и набивших оскомину шаблонов. Вот например, фрагмент рассказа о Павлике Морозове:

«Пионер — всем пример», — любил говорить он [Павлик] своим товарищам и неутомимо боролся за то, чтобы каждый, кто надел красный галстук, был настоящим юным большевиком. «Учиться только на «хорошо» и «отлично»,— сказал Павлик на очередном сборе, и все пионеры по-ударному, как тогда говорили, взялись за науки. Равнялись на председателя. Он дисциплинирован, упорен и настойчив, выйдет отвечать урок — заслушаешься. Отметки у него только отличные. Ни одного занятия он не пропустил. Даже в самую лютую стужу, когда и учительница разрешала оставаться дома, всегда первым приходил в класс.

И лишь одно не давало ему покоя, тревожило: поведение родного отца. Особенно беспокоило Павлика, что к отцу стали приходить всякие подозрительные лица. И вот в одну из ночей он стал свидетелем сцены, которая сразу раскрыла все грязные дела отца.

Такие тексты совсем не находились отклика в наших сердцах. Из этого фрагмента нормальный ребенок мог задаться только одним вопросом: «на фига приходить в школу, если учительница разрешила оставаться дома?» Да мне кажется, что и сами авторы не рассчитывали ни на какой отклик — просто слагали слова нужным образом и тем зарабатывали на кусок хлеба с маслом. Так и плодились подобные неживые тексты, которые теперь сохранились только на полках библиотек да в кладовках вроде моей.

4 Комментариев

  1. Syrius

    Честно говоря, я не помню как я относился к этому советскому иконостасу пионеров-героев. Подозрительно идеальными и примерными они были. Я позозревал, что на самом деле их не было, а истории про них были придуманы. Хотя до сих пор помню некоторые их имена, например странное имя Марат Казей. Олега Кошевого так же помню. На их фоне героиня рассказа «Совесть» из Родной речи 1 или 2 класса, Нина Карнаухова, лицемерка и прогульщица, которую в конце рассказа замучила совесть, была такой человечной и понятной, что казалась она мне реальнее, чем декоративно-прикладные пионеры-герои. Поэтому и помню до сих пор я, почему именно Карнаухову загрызла совесть, но совсем не помню подвигов пионеров-героев.

    Ответить
    • bloger

      Был такой — Марат Казей)) Тоже помню)) А вот про Нину Карнаухову, которую замучала совесть, совсем не могу вспомнить))

      Ответить
      • viscum

        Что касается Нины Карнауховой… это все-таки был рассказ Гайдара (фигуры, ныне далеко не «однозначной» в идеологическом плане, но все же писателя не без большого таланта). Авторам же шаблонных текстов о Павлике Морозове до Гайдара было, увы, далеко. Как и «тимуровским отрядам» стиля работы «три очка за старичка» до Тимура и его команды из книги Гайдара (кстати, об этом великолепно сказал Крапивин в своей «Колыбельной для брата»).

  2. Syrius

    А книгами с идеологическим содержанием наряду с грамотами аналогичного оформления обычно награждались отличившиеся пионеры на пионерских линейках в школах, пионерских лагерях и на других подобных мероприятиях.

    Ответить

Комментировать

Ваш email не будет опубликован